Подол русского народного костюма

Русский народный костюм


Праздничный девичий костюм из Вологодской губернии.
Известный русский художник И. Билибин изобразил девушку из северной деревни. Ее наряд — сарафан клинник и душегрея перо сшиты из покупного штофа с богатым узором. Такую ткань привозили из стран Востока. А вот головной убор венец — русской золотошвейной работы.

Праздничный женский костюм из Вологодской губернии.
Снова И. Билибин, и снова вологодская крестьянка. Только на сей раз молодуха — так называли женщину в раннюю пору замужества, чаще до появления первенца. Богато украшенный костюм ее символизировал этот цветущий возраст, как бы призывая на будущую мать благодать неба и земли. Сарафан и душегрея сшиты из узорного штофа, причем последняя отделана полосами золотного шитья. Высокий золотошвейный кокошник убран каменьями. Поверх его повязана врос-пуск шелковая шаль, превратившаяся в накидку.

Статью эту можно озаглавить и так: «Одежда русской деревни». На протяжении многих веков абсолютное большинство населения России составляли крестьяне. Они вели натуральное хозяйство, обеспечивая себя всем необходимым, включая одежду. Самой судьбой своей неотделимый от жизни земли, пахарь был частью родной природы, и костюм его в наибольшей степени отвечал особенностям российского климата.

Важно и другое. Крестьянин лишь по крайней нужде отлучался из своего селения, чужедальние гости тоже были редки. Поэтому в его одежде, избежавшей внешних влияний, ярко выразились миропонимание, обычаи, характер, вкус — внутренняя суть коренного русского человека. Вот отчего в течение долгих веков прежде всего крестьянство являлось хранителем национальных традиций в костюме. Особенно же после знаменитого указа Петра, обязавшего всех, кроме крестьян и духовенства, носить платье европейского образца. Горожане вынуждены были перейти на «немецкую» одежду, и только жители деревни продолжали носить народный костюм.


Каким же он был? Очутившись лет сто назад на крупной ярмарке где-нибудь в Макарьеве или Ирбите, вы бы поразились разнообразию нарядов, особенно женских: и двух одинаковых не сыскать! Действительно, за века чуть не в каждом селе необъятной России сложились собственные традиции — так что по расцветке или узору одежды можно было узнать, откуда хозяйка родом. Более всего разнились костюмы северных и южных губерний, своеобразно одевались сибирячки. Об этих ансамблях и расскажем.

Традиционный женский наряд русского Севера часто называют «сарафанным комплексом», так как основные его части — рубаха и сарафан. Рубаху наши предки носили с незапамятных времен — это подтверждается множеством связанных с ней поверий. Например, собственную сорочку не продавали: считалось, что заодно продашь и свое счастье. Не потому ли так ценились в народе люди, готовые отдать нуждающемуся последнюю рубашку? Это была главная, а порой и единственная одежда: по обычаю деревенские парни и девушки еще в XIX веке кое-где до самой свадьбы ходили в одних рубахах, перехваченных пояском.


В старину рубаху шили из льняного или конопляного холста, пропуская цельное полотнище от ворота до подола. Отсюда и название — проходчица, бытовавшее в Вологодской губернии. Но уже в прошлом столетии такая одежда встречается лишь как свадебная и похоронная, в обычное же время носят рубаху из двух частей. Верхнюю называли на Севере рукава и шили из более тонкой, даже покупной материи, нижнюю — стан — из обычной домотканины.

В русской деревне украшали не всякую одежду, а только праздничную и обрядовую. Самую богатую, годовую, надевали три-четыре раза в году, в самые торжественные дни. Ее очень берегли, старались не стирать и передавали по наследству.

Готовя нарядную рубаху, деревенские рукодельницы показывали все, на что способны. Рукава, плечи и ворот, не закрытые сарафаном, расшивали красными нитками. Часто украшали и подол. У особых рубах, которые с пояском надевали на покос или жатву, его почти сплошь покрывал вышитый или тканый узор. Шли с песнями — ведь для крестьян сбор урожая не только тяжкий труд, но и великий праздник. В Олонецкой губернии бытовала нарядная плакальная рубаха, или махавка, с очень длинными и узкими рукавами. Невеста надевала ее в день свадьбы и, прощаясь с родителями, махала концами рукавов вокруг головы и по полу, причитая обушедшем девичестве и будущей жизни в чужой семье.


Интересно, что слово «сарафан» впервые встречается на Руси в документах XIV века применительно к мужской одежде. Наиболее древний тип женского сарафана — шушпан со сплошным передним полотнищем. Но уже в прошлом веке его донашивали пожилые крестьянки, а молодежь освоила распашной сарафан, застегивающийся на ажурные металлические пуговицы. Из-за большого числа клиньев, сильно расширяющих его в подоле, он получил название клинник. Впрочем, встречались и другие названия — по ткани: кумашник, набоешник, штофник — ведь клинники шили не только из окрашенной в синий или красный цвет домотканины, но и из покупных материй. Необыкновенно популярен был кумач, который шел на праздничную одежду. На самую же нарядную брали шелковые ткани — атлас и штоф, а в наиболее зажиточных семьях — парчу. Во второй половине XIX века на смену косо-клинному пришел прямой сарафан из пяти-шести полотнищ с узкими лямками: лямошник, круглый, раздувай, москвич, шубка.

Помнится, не так давно были модны широкие платья без пояса, выдержанные будто бы «в русском стиле». Но так ли? Ведь на Руси никогда не ходили распояской, и первой «одеждой», которую получал новорожденный, был именно пояс: считалось, что он оберегает от бед. Известны самые разные опояски: тканые, вязаные, плетеные. Широкие — для верхней одежды и поуже — для горничной, праздничные и повседневные. Из гарусной шерсти ткали узорные пояса с пышными махрами на концах. Многие были «со словесами» — искусно вытканной строкой молитвы или посвящения. А то просто: «Кого люблю, того дарю», и имена.


Наконец, головной убор, без которого костюм русской крестьянки просто немыслим. Ведь по древнему обычаю замужняя женщина не показывалась на людях простоволосой — это считалось большим грехом. Девушки могли не покрывать волос. Отсюда различие уборов: у замужней это глухая шапочка, у девушки — перевязка, оставляющая верх головы незакрытым.

Великолепны праздничные кокошники северянок, расшитые золотной нитью и речным жемчугом (до XVIII века Русь им была очень богата). Своей формой они походили на распушившуюся курочку, но кое-где имели иные очертания. Скажем, нижегородские — с высоким гребнем в виде полумесяца или островерхие костромские. Нарядная девичья коруна действительно напоминала старинный царский венец с причудливыми зубцами, которому вторил парчовый косник, также отделанный жемчугом и шитьем. В будни девушки носили ленточку или платок.


Что еще дополняло основной костюм? С богатым сарафаном надевали для тепла парчовую душегрею, собранную на спине красивыми складками. С рукавами — называлась епанёчка, на лямках — коротенька. Вышитый передник тоже мог иметь рукава, но чаще надевался на шею или повязывался над грудью. Ну и в праздник — красивый платок или шаль, скажем, каргопольский золотой плат с узорами. Таков наряд крестьянок русского Севера.

Костюм южных губерний заметно отличался от него. И по составу — это так называемый «поневный комплекс». И по материалам — здешние крестьяне жили беднее и не покупали дорогих тканей. И по стилю — южнорусский костюм ярче и пестрее, чему причиною иной климат и соседство степных народов.

Читайте также:  Семейная клиника народного ополчения


Основу его составляет древняя поясная понева. Представьте себе три сшитых полотнища с продетым вверху шнуром — гашником. Их обертывают вокруг бедер и укрепляют на талии, причем полы не сходятся и в просвете видна рубаха. Это старинная распашная понева. Глухая появилась позже, когда прореху стали закрывать полотнищем другой материи — прдшвой.

Делали поневу обычно из шерстяной домотканины, синей или черной, в крупную клетку. Этот орнамент дополняли вышитым или тканым узором, молодухи к тому же нашивали ленты, кисти, пуговицы, блестки. Для здешнего наряда вообще характерна повышенная узорность. Скажем, на плечи рубахе, и без того насыщенной вышивкой и ткачеством, часто нашивали красные прямоугольники — налёты. Сама рубаха суцельная и очень длинная. Ее подтягивали до колен, и у пояса образовывался большой напуск, который использовали как карман. Из-за этого мешка рязанок в старину часто дразнили «косопузыми».

В полный ансамбль входили еще навершник древнего туникообразного покроя и передник, прикрывающий прореху или прошву. Все это вы увидите на иллюстрациях. А вот о головном уборе замужней женщины — кичке следует сказать особо. Это целое сооружение, состоявшее порой из десяти частей, а по весу достигавшее семи килограммов. Кое-где ее называли «сорокой» — по верхней части, напоминающей в разложенном виде птицу с крыльями.. Сначала надевали собственно кичку — холщовую шапочку на вздержке с твердым остовом. В передней части ее нередко возвышались рога. Видимо, они свя

заны с какими-то весьма древними представлениями, ибо раскопанные в Киеве глиняные женские фигурки тоже имеют двурогие уборы. Поверх кички надевали расшитые золотом или бисером налобник, позатыльник, сороку, наушники. Как ни странно, русские женщины долго не хотели расставаться со всем этим. И. С. Тургенев рассказывает, как один помещик велел крепостным заменить «тяжелые и безобразные» кички на кокошник, но крестьяне носили его. поверх кичек. Известна и задорная частушка: «Рязанские рога не кину никогда: буду есть одну мякину, а рога свои не кину. »

Состав мужской одежды был повсюду одинаков. А вот о пестряди, из которой наравне с холстом шили рубахи и порты, стоит рассказать. Это клетчатая или полосатая ткань из крашеной пряжи. Расцветка и узор порой восхитительны — недаром деревенские щеголихи носили сарафаны пестрядинники. Клетка шла на рубахи, а полоска на штаны, которые так и назывались — синеполосые.


Наконец, обувь. Мы привыкли к мысли, что в деревне все ходили в лаптях. А ведь их носили преимущественно в центральночерноземных губерниях, где сильнее сказалось крепостное право. Тут даже венчали и хоронили в лаптях. Зато степняки, поморы, сибиряки их вовсе не знали. На Севере лапти плели для работы, ибо на покосе или жатве они незаменимы : удобные, легкие и ногу не наколешь. В праздники же надевали обувь кожаную — сапоги, полсапожки, башмаки. И еще коты с красной оторочкой — что-то вроде туфель попросторнее, чтобы нога в шерстяном чулке вошла. Вязаные чулки до колен с узорной опиской носили и мужчины и женщины, но с лаптями — обычно холщовые или суконные онучи белого цвета. Кажется, самая незамысловатая деталь костюма, а сколько и тут выдумки! Оборы, которыми привязывали обувь к ноге, часто плели из черной шерсти — представьте, как красиво перекрещивались они поверх праздничных онуч!


Красота и польза никогда не расходились в народном искусстве со смыслом. Вспомним узоры на рубахах, поневах, передниках: Женщины с воздетыми руками, неотцветающее Древо Жизни, солнечные ромбы с крестами посредине. Ученые доказали, что все они выражают идею плодородия матери-земли, столь близкую душе земледельца. А верхняя часть костюма была связана с идеей неба. Взять хотя бы названия головных женских уборов, напоминающие о птицах: сороке, курице (по-старому кокоши), лебеде («кичет лебедь белая»). Таким образом, одетая в свой праздничный многослойный наряд, русская крестьянка представляла собой образ целой вселенной, как ее тогда люди представляли. Выглядела величаво, представительно; выступала торжественно.


Всегда очень важно, что за человеком стоит. Русский крестьянин много бедствовал, часто был неграмотен. Но за ним стояла родная природа, от которой он себя не отделял, великий народ с его историческим и духовным опытом, древнейшая из культур — земледельческая. Им крестьянин служил, их представителем был. Это и выразилось с такой силой в его костюме.

Источник

Северный русский народный костюм

Славу заповедника народной культуры и ее национальных традиций снискали Северу многочисленные памятники народного крестьянского искусства. Среди них ярким самобытным элементом является народный костюм. В нем наиболее полно воплотилось незаурядное мастерство северных женщин.

Собрание северного народного костюма представлено в Архангельском государственном музее деревянного зодчества и народного искусства материалами конца XVIII — начала XX веков. Этнографическая направленность музея определила принципы формирования коллекции. За 20 лет существования музея многочисленные экспедиции изучали народный быт в Каргопольском, Коношском, Пинежском, Мезенском, Красноборском, Ленском и других районах области. Собраны костюмные комплексы, отдельные предметы, всевозможные дополнения: головные уборы, украшения, обувь, всего более 3 тысяч единиц хранения.

Достаточно полно в коллекции представлена крестьянская одежда конца XIX — начала XX веков.

Преобладает женская. По сравнению с мужской она ярче выявляет черты местного своеобразия костюма. Материалы коллекции дают возможность изучить типичные для Севера черты, выявить региональные особенности, проследить изменения в одежде, происходящие на рубеже веков.

Характер северного костюма соответствовал крестьянской эстетике. Северорусский комплекс с сарафаном складывался и видоизменялся на протяжении многих веков. В конце XIX — начале XX века он имел множество вариантов. Состоял он по-прежнему из рубахи, сарафана, пояса, головного убора, обуви. Иногда его дополнял передник. Одежда была тесно связана с обычаями и традициями деревни. Неписаными законами было установлено, какую одежду носить в будни, какую по воскресным дням, в престольные праздники, на свадьбу, по случаю траура.

Будничный костюм был удобным и прочным. Наиболее архаичной частью его была рубаха. Туникообразный, свободный крой с ластовицами не стеснял движения. Региональные различия можно проследить на примере каргопольских, пинежских, Вологодских рубах, имеющихся в коллекции. Разнообразны будничные сарафаны, представленные в коллекции. Наиболее древний, косоклинный, до начала XX века бытовавший в Пинеге, соседствовал с более поздним прямым, распространенным в других регионах области. Материалом для будничной одежды служили льняное полотно, пестрядь, набойка. Позже они были вытеснены ситцем.

Одежда несла не только утилитарные и эстетические функции. Отзвуки древних языческих представлений о мире сохранились в костюме. Одежда оберегала человека от внешней среды, и каждая деталь ансамбля имела определенный смысл. Обережную роль играл пояс. Коллекция дает представление о разнообразных техниках их изготовления, бытовавших на Севере.

Важную роль играли головные уборы. Девичьи оставляли теменную часть и волосы открытыми, а женские их полностью скрывали. Они подчеркивали не только изменение семейного положения, но и имущественного состояния. Украшенные жемчугом и золотым шитьем кокошники, повязки занимают особое место в коллекции. Сохранились комплексы обрядовой одежды.

Читайте также:  Сравни народные и литературные сказки заполни таблицу сделай вывод

Значительную роль в жизни крестьян играли трудовые праздники: жатва, первый выгон скота, сенокос. От них зависело благополучие крестьянской семьи. Льняные каргопольские рубахи с архаичной вышивкой, жатвенные поподолицы представляют большую ценность в собрании. Магические знаки, заключенные в рисунках орнамента, по мнению предков, усиливали обережную роль одежды, служили данью кормилице-земле.

Наиболее выразительна в художественно-образном решении праздничная одежда. Костюм сохранял традиционный покрой, но шили его преимущественно из более дорогих, покупных шелковых тканей. Он больше испытывал городское влияние.

Городской костюм также представлен в коллекции музея Он сформировался в последней четверти XIX века и следовал дворянской и европейской моде.

Данное издание — первая публикация материалов коллекции, как результат экспедиционной работы музея. При подготовке использованы материалы научного архива музея, собранные Н. Власихиной, Н. Лютиковой и другими научными сотрудниками.

Комплексы костюмов составлены на основании научной реконструкции Л. Калининой. Учтена возможность сосуществования отдельных частей костюма: хронология, регион бытования, возрастные различия и назначение одежды. Представленный в экспозиции музея вместе с другими экспонатами народный костюм помогает понять духовный мир прошлого, богатую культуру русского народа.


Традиционный комплекс костюма с сарафаном иногда дополняла нижняя юбка. Как самостоятельная часть одежды юбка входила в сенокосный костюм. Тяжелый браный узор покрывал всю поверхность ее нижней части, поподолицы. Классически строгий колорит, построенный на сочетании красного узора и белого льняного полотна был характерен для всех регионов Севера. Только в Каргополье поподолицы расцвечивали яркими гарусными нитями. Орнамент распадался на отдельные, резко ограниченные друг от друга полосы. Завершали отделку юбки махры из разноцветных шерстяных нитей. К концу XIX — началу XX века рубаха сохраняла традиционный для народного костюма Каргополья покрой: широкие до локтя рукава, глубокий присобранный ворот. В данном комплексе костюма верхняя часть — воротушка— и нижняя часть — стан— изготовлены из льняного полотна.

Широкий, прямой по покрою, сборчатый сарафан кроился здесь на длинных узких лямках.
Будничным головным убором служил платок из ситца. Большое распространение в конце XIX века получили ситцы, изготовленные в Карабанове Александровского уезда, Владимирской губернии.


Жатва была особым трудовым праздником крестьян. От урожая зависело благополучие семьи землепашца. Богатая орнаментация жатвенной одежды служила знаком уважения к кормилице-земле. Ромб — символ солнца, знак плодородия, господствовал среди других простейших геометрических фигур. Поставленный углом, с гребешками-отростками, сливающийся в сложные композиции, он был воплощением неистощимой фантазии мастериц. Красный цвет в костюме также был посланцем солнца.

Обрядовая рубаха сохраняла традиционный для Каргополья покрой и состояла из стана и воротушки. Но воротушка скроена из более легкой, покупной ткани. Нижнюю часть по-прежнему шили из ткани домашнего изготовления. В отделке поподолицы появились поздние элементы: оборка из яркого ситца, кумачовая прошва.

Сарафан на длинных лямках — региональный вариант прямого сарафана. Пестрядь для сарафанов делали в более крупную клетку, чем для стана рубахи.

Детский костюм обычно повторял в покрое и орнаментации взрослый, но был менее сложен в исполнении и шили его из остатков материала.


Основу комплекса составляет сарафан-кумачник традиционного звучного красного цвета, украшенный вышивкой тамбуром. Узор календари связан с основным занятием крестьян Каргополья — хлебопашеством. Все знаки имели определенный смысл. Лепестки и кудри обозначали месяцы, круг над верхним лепестком (январем) — символ нарождающегося солнца, петельки с внешней стороны месяца соответствовали дням, связанным с годичным кругом полевых работ, круги — это земледельческие праздники и дни, когда гадали на урожай.

Сарафан входил в комплекс жатвенного костюма. К началу XX века календарь часто воспринимался как чисто орнаментальный мотив. Его символика постепенно забывалась, узор упрощался.

Платок из карабановского ситца, получивший на Севере название аглицкий, дополнял комплекс.


Название рубаха мышница идет от вышитых в набор красными нитями оплечий-мышников. Аастовки (полики) из красного кумача придавали рубахе особую нарядность. Пазушники (ластовицы) также кроили из кумача С помощью магических линий, зашифрованных в рисунках орнамента, человек надеялся защитить себя от злых сил. Орнамент располагался там, где край одежды граничил с незакрытым телом: по вороту, рукавам, по подолу.

Пестрядь, цветную клетчатую ткань, изготовляли из льняных нитей домашнего прядения с добавлением цветных хлопчатобумажных. Пестрядинник, вытканный из покупных нитей, считался более дорогим сарафаном. Простейший вид узорного тканья имел свои особенности в разных регионах. Сложная, некрупная, холодных тонов клетка характерна для Мезени, Пинеги. Синий и белый цвет преобладал над неярким красным.

Пояс подвязывали высоко под грудью. Плетение вручную было трудоемким занятием. Узоры, образующие радужные переливы, были очень нарядны.


Костюм выполнен в традициях одежды Вологодской губернии. Ворот — короткую рубаху шили на архаичной туникообразной кокетке с подкладом и воротником-стойкой. Застежка на планке. Орнаментация ворота в виде полосы браного ткачества, пристроченной по линии кокетки. В этой же технике декорированы нижняя часть рукавов и манжеты. Сочетание густого узора в виде городчатых ромбов и свастик с разреженным орнаментом в виде стилизованных растений является особенностью оформления одежды этих мест. Полоса орнамента на косяке позволяет объединить две детали костюма в единый ансамбль.

Трехцветная набойка сарафана делала его живописным. Такие сарафаны называли троелишными. Узор «рябинки» наносили оранжевой масляной краской. По низу сарафана — полоски кумача с вышивкой крестом синими, сиреневыми, зелеными нитями.

Женские пояса здесь отличались сложностью завершения концов. В оформлении использовали проволоку, стеклярус Местные жители различали пояса с прибасками, с королечками, с кисточками. Ансамбль отличался сочностью красок, яркостью. Все детали комплекса выполнены из ткани домашнего изготовления.


Ткани фабричного производства не пользовались популярностью
только у стариков. Старообрядцы говорили про такие наряды: легкие, шутовы, ненастоящие. Старое поколение носило одежду своей молодости.

В повседневный костюм пожилой женщины входила традиционного покроя пестрядинная рубаха-ворот с ластовицами и прямыми поликами. Рукава сужены к кисти, что характерно для Пинеги.

Косоклинный сарафан сшит из кубовой набойки. Архаичный покрой его сохранился до XX века. Узор наносили при помощи досок-манср, покрытых специальным раствором. Белый рисунок как бы выплывал из глубинного темно-синего фона. Комбинации орнаментальных мотивов разнообразны и декоративны.

Набойка применялась до 30-х годов XX века Манеры продавали на ярмарках и узоры распространялись по всей России.


Наличие в комплексе нескольких рубах и сарафанов характерно для народного костюма. Чем дороднее казалась крестьянка, тем красивее она считалась. Когда пинежская девушка шла на метище, годовой праздник, из-под подобранного яркого верхнего сарафана должен был быть виден другой. Верхнюю рубашку-полурубашье, короткую, без стана, шили из покупной базарской ткани с широкими рукавами. Рукава перехватывали яркой лентой у локтей. Под лямками сарафана и полушубка подвязывали два пурпурно-красных платка. Концы платков выпускались по сторонам рукавов. Они развевались на ветру, словно крылья птицы. Расшитая золотными нитями повязка завершала девичий костюм. Красивая линия абриса головного убора придавала величие молодому лицу. Пояс в этом случае подвязывали под сарафан.

Читайте также:  Фон для презентации русские народные песни

Завершал костюм девичий головной убор — перевязка. Она выполнена из позумента. Сзади ее украшали кружевом и шелком, спереди расшивали перламутровыми плашками. Надо лбом шла густая поднизь из бисера.


Распространение городской моды прежде всего наблюдалось в поморье, на Мезени. Суровые климатические условия не позволяли выращивать лен. Женские ремесла не получили здесь развития. Шитье одежды производилось самими женщинами, но из привозных тканей. Их приобретали на ярмарках, у приезжих купцов, а также за границей в Норвегии, Голландии. Большой популярностью пользовались переливчатая тафта, штоф, шанжан (на Мезени — гарнитур).

Платье по старинке называли здесь сарафаном. Сшито оно на подкладке. Защипы и рельефы создают приталенный силуэт наряда. В отделке костюма использованы как традиционные, так и новые городские элементы: широкие полосы плоско нашитого машинного кружева на подоле и пышная оборка из широкого зубчатого кружева на лифе.

Наплечные шали с кистями отличались мягкостью тонов и служили прекрасным дополнением городского костюма.


Ансамбль-парочка — из юбки и кофты стал доминирующим в одежде женщин провинциальных северных городов в конце XIX — нача\е XX веков. Обе части костюма шили из одинаковой ткани. Приталенный силуэт костюма создавался за счет множества вертикальных рельефов, застроченных мелких складок. Сложный крой дополнен большим количеством деталей объемной орнаментации: оборки, защипы, рюши из тюля и машинного кружева, баски. Праздничный комплекс костюма дополняли косынки из сцепного кружева и шелковые платки.


Рубаха, штаны, пояс, головной убор и обувь повсеместно входили в состав мужского костюма. Наряду с косовороткой бытовали рубахи с разрезом ворота посредине. Грубая, сшитая из конопляной крашенины, рубаха была удобной и долговечной.

Порты были однообразны по внешнему виду. Различия касались только некоторых деталей покроя. Наиболее традиционные приемы кроя использовались в данном комплексе. Полотнище перегибали вдвое по основе. Для клиньев его складывали и разрезали по диагонали. Держались порты при помощи вздежки — гасника, пропущенного в опушку. Иногда использовали застежку на пуговицу.

Пояс несколько раз опоясывал талию. Чаще такой пояс носили с верхней одеждой.


Местные различия прослеживались в мужской одежде значительно слабее, чем в женской. Повседневную одежду шили из домотканой клетчатой или полосатой мелкой пестряди, набойки и почти не украшали.

Наиболее древней частью костюма была туникообразная рубаха. Она мало подвергалась конструктивному изменению. Застежку на планке чаще делали с левой стороны. Такую рубаху называли косоворотка.

Ворот — невысокая стойка. Как обычно, рубаху шили на подоплеке. Под спину и грудь подшивался с внутренней стороны кусок ткани.
Фактура ткани данных портов — косые рубчики в елочку. Толстая льняная ткань по своей прочности и цвету напоминает джинсовую ткань.


Сарафан на кокетке с прямой сборчатой юбкой не получил на Севере широкого распространения. По покрою он представлял собой полуплатье. Кокетка — с выкройными проймами и плечиками-лямками. Нижняя часть сарафана заложена в мелкие складки и пришита к кокетке выше линии груди.

Будничные головные узоры женщин — повойники — в виде шапочки из ситца, не украшали. Комплекс дополнял павлово-посадский платок из красного кашемира, с набивным рисунком. Широкая кайма с узором из красных, синих, желтых цветов и зеленых листьев покрывала почти всю поверхность платка. Набивные шерстяные шали как нельзя лучше соответствовали русской традиции костюма скрывать форму женского тела. В последней четверти XIX — начале XX века они прочно вошли как в городской, так и в деревенский быт.


По древнему обычаю все крестьянские работы делились на женские и мужские. Только сенокос был единственным праздником в
совместном труде. Специально предназначенная для сенокоса одежда была удобной и практичной; широкий край ее не стеснял движения, белый цвет отпугивал гнуса.


В комплексе данного женского костюма проявлялась взаимосвязь различных групп населения.
Бытование в этих местах сарафана—дольника — отголоски одежды служилых людей, выходцев из западных регионов России — однодворцев. Полихромный узор дольника состоял из продольных полос различной ширины. Рисунок получался за счет применения широких берд на ткацком стане.

Распашная кофта до талии — рукава — изготовлена из полушерстяной ткани ремизного ткачества. Узор имел ярко выраженную рельефную структуру и состоял из мелких клеток. Отделка черным бархатом, сложный крой кофты с втачными рукавами — свидетельство проникновения в деревенский быт элементов городской моды. Передник шили преимущественно из покупной ткани и завязывали высоко под грудью.


Наиболее архаичный тип сарафана — косоклинник сохранился на Пинеге до начала XX века Покрой сарафана, вертикальное расположение тесьмы, имитирующей застежку, придавали женской фигуре стройность и величавость.

Широкие, длинные, легко спадающие рукава рубахи-коклюшницы сужены у кисти. Отделкой служит вышивка перевитъю по выдергу и росписью, выполненная белыми нитями.

Костюм выглядел строгим и лаконичным благодаря сочетанию белого и темно-синего цветов. Синяк и коклюшница являлись как праздничной, так и обрядовой одеждой пинежских крестьянок. В разных деревнях региона они входили в венчальный, а также погребальный комплексы костюма.


Влиянию городской моды прежде всего было подвержено купеческое и мещанское население провинциальных городов. Уже в конце XIX века появились крестьяне, приписанные к мещанскому сословию. Многие из вычегодских крестьян уходили в отход, в Петербург. Их называли питереки. Первоначально это влияние выражалось в использовании фабричных тканей, новых головных уборов. Затем изменились формы одежды, манера носить различные дополнения.

Ситец в мелкий растительный рисунок прочно вошел в деревенский быт и использовался в одежде небогатых горожан. Платье из этой ткани по-прежнему шили на подкладе, что позволяло сохранить форму и делало наряд более долговечным. По покрою оно отрезное по линии талии. Застежка лифа спереди на пуговицы. Пышный подол собран в густую мелкую сборку у талии. Расположение отделки традиционное: в нижней части подола и рукавов. Используется объемный декор — пышные сборки, заложенные в байтовые складки.


Стремление придать костюму пышность и величавость проявлялось в каждой детали праздничного комплекса. Прямого, широкий сборчатый сарафан пришел на смену косоклинному. Изменились пропорции костюма. Горизонтальная полоска бахромы из золотных нитей утяжеляла низ костюма Ощущение пышности создавал подклад, подведенный под шелк.

Коротена, нагрудная одежда, вместе с сарафаном представляла единый ансамбль. Трапециевидный силуэт ее создавал дополнительный объем, поддерживал ритм костюма.

Кокошник Каргопольщины в виде шапочки на твердой основе искусно расшит бисером, жемчугом, перламутровыми плашками, спереди украшен густой поднизью. Поверх кокошника в самые большие праздники одевали золотой плат. Вышитый золотными нитями белый плат еще больше подчеркивал богатство головного убора. Кокошники и золотые платы имели женщины из состоятельных семей, носили в первый год замужества и хранили для своих дочерей.

Автор текста и составитель А. Иванова
Фото Н. Аряев
Оформление и макет М. Патрушева

© Архангельский государственный музей деревянного зодчества
© Оформление и макет М. Патрушева
© Текст А. Иванова

Источник

Поделиться с друзьями
Блог о здоровье и полезных жизненных советах