Политика большого скачка и народных коммун

Как Китай попытался обогнать весь мир, а в итоге потерял более 20 миллионов крестьян

Одна из самых больших трагедий в истории Китая — проект “Большой скачок”. Он возник в конце 50-х и должен был принести КНР процветание и светлое коммунистическое будущее. Однако реализация идеи показала, что самые радикальные меры и бюрократия могут привести к настоящей трагедии.

Журнал Reconomica вспоминает проект “Большой скачок” и пытается понять, по каким причинам Мао не сумел построить коммунизм за несколько лет.

СССР — пример для Китая

Мао Цзэдун во многом равнялся на Сталина. Сталин был для него авторитетом, а СССР — пример правильного устройства государства. Сталин относился к Китаю как к младшему брату, так что налаживать благосостояние страны после серии гражданских войн и Второй мировой Китай мог с поддержкой СССР. После смерти Сталина Мао поддержал Никиту Хрущёва и надеялся на продолжение сотрудничества. Однако потом состоялся XX съезд КПСС.

На XX съезде КПСС был разоблачён культ личности Сталина. Мао относился к такому решению резко негативно, китайские газеты не упоминали съезд. Мао Цзэдун понимал, что его может ждать схожая участь.

Агитплакат эпохи “Большого скачка”.

Разочарование в примере для подражания

При этом Мао разочаровался и в СССР. Мао считал, что медленные темпы развития в СССР его не устраивают — так коммунизм придётся строить слишком долго. По этой причине и был придуман проект, который впоследствии будут называть “Большой скачок”.

В 1957 году Мао заявил, что Китай обгонит Великобританию по производству стали и по объёму других видов промышленности за 15 лет.

Проект “Большой скачок”

“Большой скачок” случился в период с 1958 по 1963 год (вторая пятилетка).

Для его осуществления были созданы коммуны — использовался опыт колхозов в СССР. В коммунах отменялись деньги и частная собственность, всё становилось общим. В качестве обменной единицы выступали “трудодни”.

Помимо всех этих дел люди ходили на политпросвещения — чтобы знали, ради чего работают.

В коммунах люди занимались в первую очередь сельским хозяйством, однако общий список дел крестьянина был куда шире. Помимо работы на поле, крестьяне должны были изготавливать металл. В обычных домнах люди выплавляли чугун, почти в каждой коммуне дополнительно велась выплавка стали в обычных печах. В это же время крестьяне должны были бороться с паразитами. Помимо всех этих дел люди ходили на политпросвещения — чтобы знали, ради чего работают. Из-за того, что человек физически не может всё это успевать, начинались проблемы.

Война против воробьёв

В какой-то момент лидеры партии решили, что воробьи портят жизнь в Китае. Они съедают слишком много урожая, следовательно, от них нужно избавиться. Делалось это так: люди выходили на улицы и барабанили по тазам, вёдрам и всему, что помогало создать грохот. Воробьи боятся грохота, поэтому не могли приземлиться. Удивительно, но вся эта кампания прошла в Китае с успехом — воробьёв почти не стало.

Однако никто не учёл, что воробьи едят мелких насекомых и прочих вредителей, которые портят урожай. Воробьи пропали, а урожая стало ещё меньше.

Война против воробьёв обернулась голодом.

Лживые отчёты

Все подчинённые Мао хотели угодить своему начальству — начались типичные проблемы бюрократии. По отчётам, которые получал Мао, он видел реальный скачок. Производство зерна и риса росло в бешеном темпе, сталь и чугун плавили в гигантских количествах.

Во время личных поездок ему устраивали “потёмкинские деревни” (кстати, Потёмкин перенял эту идею как раз у китайцев, которые практиковали этот метод ещё в средневековье).

Что было на самом деле

Металл, который производили крестьяне, был ужасного качества. Из-за большого количества обязанностей работники не всегда успевали вовремя собрать урожай, так что на него нападали вредители (которых когда-то подчищали воробьи). В коммунах начался массовый голод. Учитывая то, что в отчётах были гигантские цифры, из коммун вывозили огромное количество урожая в расчёте на то, что там осталось много. На самом деле могло остаться два мешка риса на 20 семей.

“Большой скачок” — одна из главных трагедий в истории Китая

Если в первый год “скачка” (1958) погода была хорошей, а урожай — богатый, то в 1959 и 1960 годах была засуха, которая усугубилась проблемами с экологическим балансом после исчезновения воробьёв. Однако отчёты показывали только рост урожая.

Крестьяне почти ничего не получали за свою работу. Начался массовый голод. По самым минимальным оценкам за период “Большого скачка” погибли 18 миллионов человек, по максимальным — 56 миллионов.

В коммунах процветал каннибализм, люди пытались есть глину. Люди умирали во время работы из-за нехватки питания.

Металл, который производили крестьяне, был ужасного качества.

Отмена курса

В 1959 году Мао Цзэдун публично признал свои ошибки и покинул пост председателя КНР.

Несмотря на то, что его преемники пытались отменить заданный курс и дать крестьянам больше возможностей для пропитания, система оказалась слишком неповоротливой. Более того, новые меры лишь частично решали проблемы — крестьяне получали лишь небольшую часть зерна, которое они выращивали.

Источник

II. Результаты «большого скачка» и «политика урегулирования» (1960—1962)

Большой скачок» и попытки корректировки планов «строительства социализма» в КНР (1958-1965 гг.).

ЛЕКЦИЯ 26

Попытки корректировки планов «строительства социализма» в КНР (1958-1965)

I. Переход к «большому скачку» в 1958 г.

Читайте также:  Символика русских народных сказок

В результате к 1958 г. в КНР стал популярен «курс трех красных знамен»: новая генеральная линия, «большой скачок» и народные коммуны.Новая генеральная линия, ориентированная на «досрочное постро­ение социализма», была принята на 2-й сессииVIIIсъезда КПК,в мае 1958 г. Она содержала призыв пересмотреть в сторону увеличения планы в центре и на местах. Тогда же,в июне 1958 г., Госплан утвердил новый вариант пятилетнего плана. Он предусматривал рост промыш­ленного производства в 6,5 раза, сельскохозяйственного — в 2,5 раза. Летом 1958 г. была проведена децентрализация промышленности: 80% предприятий передано в подчинение местным властям. Они по­лучили все права на руководство экономической жизнью, в частнос­ти могли вводить свои местные займы, отменять отпуска, выходные дни, увеличивать продолжительность рабочего времени. Люди мобилизовывались на сверхурочные работы по строительству дорог, пло­тин, линий электропередач, мостов и т. д.В августе 1958 г. состоялось совещание Политбюро ЦК КПК в Бэй-дайхэ, на котором приняты два важнейших решения: о народных ком­мунах и«битве за сталь».Было решено преобразовать существующие 740 тыс. кооперативов в 26 тыс. народных коммун, которые должны стать административны­ми и социально-экономическими ячейками коммунизма. Руководст­во коммуны отвечало за все: в его ведении находились административ­ные функции, социальное обеспечение. За счет коммуны содержались учителя, врачи, проводилась военная подготовка — производственные подразделения разбивались на роты, взводы, батальоны; проводились учения, имелось свое вооружение. Жилые дома, скот, домашняя пти­ца, деревья, мелкий инвентарь — все это было передано в обществен­ную собственность.Члены коммуны обеспечивались бесплатно питанием (произошло обобществление кухонь, домашней утвари и т. п.), одеждой, жильем, а также отоплением, лечением; оплачивались расходы на свадьбы, рож­дение ребенка, похороны, культурно-массовые мероприятия. Торговля была категорически запрещена, деньги потеряли хождение. Предпола­галось, что коммуна не только снимет огромные расходы с государства, но и будет стимулировать трудовой энтузиазм: люди станут усиленно трудиться, «объятые радостью» оттого, что они живут при коммунизме.Второе решение совещания в Бэйдайхэ — о «битве за сталь»: пред­лагалось повсеместно начать плавку стали, используя традиционные кустарные печи, тем более что уголь и железная руда есть везде. С сен­тября 1958 г. сталь плавили на всех предприятиях, при школах, боль­ницах, университетах. Всего в этой кампании приняло участие около 100 млн. человек. Пример показывали и руководители: в октябре 1958 г. в Пекине в течение трех дней проводилось «воскресенье стали». В нем участвовало 700 тыс. человек, в том числе и сам Чжоу Эньлай.Составной частью «большого скачка» стала «техническая револю­ция». Еще весной 1958 г.в сельском хозяйстве внедрялись новые сорта, системы земледелия, изобретались новые виды сельскохозяйствен­ных машин. Летом 1958 г. в китайской прессе сообщалось о сверхре­кордных урожаях риса (в 130 раз больше обычного), о невероятном рекорде урожайности пшеницы (326 ц с га), о курах, несших по 4 яй­ца ежедневно.В Китае интенсивно пропагандировались «8 агротехнических правил Мао». В числе прочего в них содержалась и рекомендация вести глубокую вспашку почвы — в результате 53 млн. га в Китае было пере­пахано рвами глубиной до 80 см. Повсеместно велось строительство плотин, водохранилищ, ирригационных сооружений, часто без необ­ходимой инженерной проработки, на голом энтузиазме. По всей стра­не развернулась так называемая «воробьиная война» — было истреб­лено 1,2 млрд. воробьев, так как считалось, что они наносят ущерб урожаю зерновых культур.Подобного рода мероприятия проводились по всему Китаю. Все­рьез обсуждались и просто фантастические проекты: например пред­лагалось построить гигантскую крышу, прикрывающую значитель­ную территорию от непогоды.В промышленности пересматривалисьтехнические нормы, игнори­ровался опыт специалистов. Происходило сокращение инженерно-технических служб под лозунгом: «сами руководители — сами испол­нители». Пересматривался режим работы оборудования, отменялись профилактические ремонты, связанные с остановкой машин, а тех, кто настаивал на этом, обвиняли в намерении сорвать производствен­ное задание.Интенсификация труда велась под лозунгом: «три года упорного тру­да — три тысячи лет счастья». Был установлен 12-часовой рабочий день, люди работали без выходных и отпусков. Еще в 1957 г. началась кампа­ния под лозунгом: «трех — пяти», имелось ввидусокращение заработной платы (зарплату трех человек предлагалось делить на пятерых).В 1958 г. продолжалась политика «рационально низкой заработной платы», вводились принудительные займы. В сельской местности бы­ла проведена мобилизация мужчин на промышленные предприятия. Они жили в городах отдельно от семей — членам семей запрещалось их посещать, поскольку все находились на казарменном положении. Происходило сокращение оплаты труда инженерам и техническим специалистам, уравнивалась заработная плата квалифицированных и неквалифицированных рабочих, горожан и крестьян.Все эти мероприятия были в русле стратегической линии коммуни­стов — они стремились быстрее уничтожить неравенство и ввести ком­мунистический образ жизни, чтобы человек высокопроизводительно трудился и не требовал стимулов к труду. Среди населения и руковод­ства царил энтузиазм. С осторожными сомнениями относительно но­вого курса выступил лишь министр обороны, член Политбюро ЦК КПК Пэн Дэхуай, за что и был сразу же снят со своего поста.

II. Результаты «большого скачка» и «политика урегулирования» (1960—1962)

Официальная статистика КНР дает фантастические цифры экономи­ческого роста: 1958 г. — 66%, 1959 — 39%, даже за первую половину 1960 г. прирост составил 20%. Только за 1958 г. было введено в строй 700 крупных предприятий, т. е. столько, сколько за всю первую пяти­летку. За 1959 г. введено в строй 671 крупное предприятие. Но все эти впечатляющие показатели не отражали реального положения в эко­номике.В действительности же происходило следующее:

а) децентрализация промышленности привела к параличу крупных предприятий, так как местные власти не могли наладить полный экономический цикл, да и местное сырье не всегда было нужного качества;

б) «битва за сталь» дала много металла, но качество его оказалось настолько низким, что трудно было найти для него сферу использования. В результате огромные затраты ресурсов, сырья, энергии и труда пропали даром;

в) создание объектов инфраструктуры за счет «бесплатного труда» обернулось грубейшим нарушением инженерных норм при строительстве железных и шоссейных дорог, мостов, линий электропередач. Это приводило к тяжелым авариям, недавно построенные объекты выходили из строя;

Читайте также:  Традиции орловской области народные

г) «техническая революция», игнорирование знаний и опыта инженеров, техников и прочих специалистов повлекли за собой поломки оборудования в промышленности, сбои в работе крупных объектов, хотя причины аварий и объяснялись «вредительской деятельностью»;

д) ожидавшийся в 1958 г. рекордный урожай зерна совпал по времени с созданием коммун. Поскольку крестьянам приходилось заниматься всем, то убрать урожай полностью не удалось. А в следующие два года страну постигли стихийные бедствия, которые вызвали неурожаи и голод; от голода погибли миллионы людей, производство зерна упало до уровня 1954 г. ;

е) уравнение доходов, возможно, и вело к большей социальной од­нородности общества, но сводило на нет стимулы к эффективному ФУДУ

Какова же реакция в руководстве КПК? Уже 9 декабря 1958 г. на Пленуме ЦК КПК отмечены некоторые «перегибы» в коммунах. Бы­ло решено, в частности, ограничить норму изъятия продуктов в дерев­не. Это была реакция на срыв сбора урожая 1958 г. В апреле 1959 г. Мао Цзэдун неожиданно подает в отставку с поста председателя КНР и его место занимает Лю Шаоци.Серьезные коррективы в кампанию внес состоявшийся в августе 1959 г. Лушаньский Пленум ЦККПК. Мао Цзэдун неоднократно вы­ступал на нем с покаянными речами, признавал собственные ошиб­ки, в частности в создании коммун и «битве за сталь». Пленум принял следующие решения:

преобразовать коммуны в производственные бригады в рамках одной деревни; коммуны сохранялись лишь как администра­тивные единицы; обобществление личного имущества, введе­ние норм коммунистического общежития больше не проводи­лось;

прекратить кустарное производство стали;

приостановить децентрализацию промышленности, ввести вновь структуры вертикального подчинения.

Однако внешне ничего в Китае не изменилось: официальная прес­са продолжала славить коммуны и методы «большого скачка». Мало того, на том же Лушаньском Пленуме принято решение «Об антипар­тийной группе Пэн Дэхуая», осмелившегося критиковать ошибки от­крыто; он был снят с поста министра обороны и выведен из состава Политбюро ЦК КПК.

На протяжении всего 1960 г. в руководстве КПК происходила борьба. С одной стороны, сторонники прежнего курса призывали по­высить плановые задания на 1960 г., совершить скачок в производст­ве стали, пытались создавать коммуны в городах. С другой — появи­лась так называемая группа «прагматиков» во главе с Чжоу Эньлаем и его заместителем Дэн Сяопином. Группа была немногочисленна, но эти люди отличались здравым смыслом и умением верно оценивать сложные экономические процессы. На короткое время ей удалось на­вязать свою точку зрения.В январе1961 г. состоялся Пленум ЦК КПК, который и принял важные решения.Прежде всего, были изменены приоритеты в экономике: во главу уг­ла ставилось развитие сельского хозяйства, затем — легкой промышленности и только потом — тяжелой. В соответствии с этим промыш­ленность переориентировалась на выпуск сельскохозяйственной тех­ники и товаров для населения. Были сокращены масштабы капиталь­ного строительства, многие предприятия тяжелой промышленности законсервированы.Далее покончено с децентрализацией — в КНР вновь стали восстанав­ливаться кооперационные связи между предприятиями и отдельными регионами. На предприятиях возрожден принцип единоначалия, вос­созданы инженерно-технические службы, вернулись к материальному стимулированию. 30 млн. крестьян, мобилизованных на работу в горо­да, были возвращены к местам постоянного жительства.Наконец, в сельском хозяйстве подтверждался переход к производ­ственной бригаде как основной экономической единице на селе, отме­нялся коммунистический быт, восстанавливались рынки и торговля, разрешались крестьянские ремесла. По некоторым данным, «боль­шой скачок» унес около 20 млн. жизней.Все это происходило в сложных экономических условиях, на фоне резко ухудшившихся советско-китайских отношений. Уже в 1959 г., во время визита в Пекин Н.С. Хрущева, не было подписано даже совме­стного коммюнике. В следующем, 1960 г., советско-китайские разно­гласия вышли наружу: стороны публично обменялись обвинениями, началась полемика по теоретическим вопросам. В августе того же го­да Н.С. Хрущев неожиданно приказал отозвать из Китая 12 тыс. со­ветских технических специалистов; они вернулись, увезя с собой пла­ны проектов, над которыми работали.Этот шаг возмутил китайцев, началось быстрое свертывание эко­номических связей. По времени это совпало с экономическими про­блемами, порожденными «большим скачком»: именно в 1961 г. про­мышленное производство сократилось сразу наполовину. Необходимы были чрезвычайные усилия, чтобы как-то стабилизиро­вать ситуацию

.Политика «урегулирования» продолжалась и в начале 1962 г. Нача­лась реабилитация партийных кадров, пострадавших во время «боль­шого скачка», — всего было пересмотрено около 3,5 млн. персональ­ных дел. Но дело Пэн Дэхуая так и не было пересмотрено. В феврале 1962 г. Мао Цзэдун на расширенном совещании в ЦК КПК продолжал каяться в «ошибках», многие лидеры по его примеру выступали с са­мокритикой.В мае 1962 г. Дэн Сяопин предложил идею «закрепления заданий за дворами»: конкретным семьям на селе должны даваться задания, по выполнении которых крестьянин мог самостоятельно распоряжаться излишками. Это вызвало гневную критику в партии, обвине­ния в «возврате к капитализму». В самом деле, это был бы шаг к рос­пуску кооперативов, поощрению частной инициативы. В то время эта идея была в КНР отклонена.В сентябре 1962 г. «прагматики» в КПК подверглись суровой крити­ке, прежде всего Дэн Сяопин. Они были обвинены в пособничестве «ревизионизму» — так в КНР стали называть СССР. На Пленуме про­звучали идеи «четырех чисток»: идеологической, экономической, ор­ганизационной и политической. Политика «урегулирования» завер­шалась, время доминирования «прагматиков» в КНР заканчивалось.

· Причинами «корректировки курса» на строительство социализма стали реальные проблемы, обострившиеся в ходе первой пятилетки: недостаток финансовых ресурсов, отставание сырьевой, топливной отраслей и инфра­структуры, нехватка предметов потребления и продовольствия. >

· Суть «большого скачка» сводилась к следующему: форсирование темпов, опо­ра на местные ресурсы и инициативу населения. Это должно было, по мнению руководства КПК, способствовать равенству в обществе, формировать но­вое отношение к жизни.

· Провал «большого скачка» заставил руководство КПК временно перейти к «политике урегулирования» (1960—1962). Инициативу захватила в свои руки группа «прагматиков» во главе с Чжоу Эньлаем и Дэн Сяопином; ей уда­лось устранить наиболее острые экономические последствия и стабилизиро­вать ситуацию к концу 1962 г.

Читайте также:  Русские народные песни видео смотреть бесплатно и без регистрации

· Сторонники «ортодоксального коммунизма» переходят в наступление с кон­ца 1962 г. Они считают главными препятствиями явления в среде ганьбу и неготовность масс, требуют проведения новой кампании перевоспитания, которая должна помочь изжить тягу «к буржуазному образу жизни».

«Культурная революция» в Китае (1965-1976 гг.).

Источник

Влияние маоизма на внутреннюю и внешнюю политику Китая. «Большой скачок» и «культурная революция» в КНР. Победа линии «Дэн Сяопина».

Маоистский эксперимент непосредственно затронул с/х. В августе 1958 был провозглашён повсеместный переход от с/х производственных кооперативов к т.н. «народным коммунам». 740 тыс. кооперативов были преобразованы в 26 тыс. коммун, которые выполняли хозяйственные, административные и военные функции. В них было проведено полное обобществление: у крестьян отобрали приусадебные участки, а также личный скот и птицу; обобществлению подлежали даже вещи личного обихода. Взамен вводилось «бесплатное» коллективное питание в общественных столовых. Была отменена оплата по труду и введена всеобщая уравниловка, лишившая крестьян материальных стимулов к труду. Была усилена идеологическая обработка населения. Военизированный быт, жёсткая казарменная дисциплина, сверхинтенсивная работа без выходных дней доводили людей до физического истощения. В результате упала производительность труда, значительно сократилось производство продовольствия, а из-за недоедания резко возросла смертность.

Уже к концу 1958 стало ясно, что политика «большого скачка» и «народных коммун» зашла в тупик. Против неё выступил ряд видных деятелей КПК. Но по настоянию Мао Цзэдуна она продолжала осуществляться и в последующие два года. Для китайского народа это обернулось настоящей трагедией. По приблизительным оценкам за период с 1958 по 1962 от голода умерло 19 млн. человек. Было дезорганизовано народное хозяйство – спад производства, потери в 70 млрд. долл. «Эксперименты» китайского руководства затронули и национальные районы страны. В Тибете угроза «коммунизации» привела к вооружённому восстанию местного населения в марте 1959, которое было подавлено войсками КНР.

В 1966-1968 в стране царил хаос. Борьба приобрела масштабы гражданской войны с жестокими столкновениями во многих частях страны. Миллионы людей подверглись насилию и издевательствам. В результате всеобщих чисток многие кадровые работники и просто грамотные горожане были сосланы «на перевоспитание» в деревню. Местные партийные структуры, а также конституционные органы власти были разгромлены. Взамен началось создание новых властных органов — «революционных комитетов». В их состав вошли самые преданные сторонники Мао, культ которого был раздут до невероятных размеров. Помощь хунвэйбинам в захвате власти оказывала армия. По сути дела, страна перешла к казарменному коммунизму, социально-экономическим смыслом которого стала «политика железной миски риса» (т.е. поддержание жизненного уровня народа в пределах физического выживания), а государство приобрело полную и безраздельную власть над личностью.

Маоизм во внешней политике. Социально-экономические эксперименты маоистов сопровождались изменениями и в области внешней политики Китая.

* С СССР. В конце 50-х между китайским и советским руководством возникли серьёзные идеологические разногласия. Хрущёв, придя к власти, провозгласил курс на мирное сосуществование с капиталистическими странами, на улучшение отношений с США и разоружение. Но ни одна из этих стратегических установок не была принята Мао Цзэдуном, который считал международную напряжённость благоприятным фактором для развития мирового революционного процесса. Пагубное воздействие на советско-китайские отношения оказали личные амбиции вождей обеих стран, их взаимные обиды и нараставшая неприязнь друг к другу. Напряжённость в отношениях между двумя странами нарастала. С 1960 г. начались конфликты на советско-китайской границе. Период «великой дружбы» сменился двадцатилетием «великой вражды».

В 60-е годы международный статус Китая повысился, чему, несомненно, способствовали активная внешнеполитическая деятельность его руководства в странах «третьего мира», а также превращение КНР в ядерную державу.

* С Западом. В 1964 КНР была признана Францией. В 1970-1971 её признали Канада, Италия и Австрия. Китайское руководство попыталось нормализовать отношения и с США. В апреле 1971, после проходившего в Японии чемпионата мира по настольному теннису, премьер Чжоу Эньлай пригласил в КНР американскую команду в сопровождении журналистов. Этот «шаг навстречу» (получивший название «пинг-понговой дипломатии») был положительно воспринят американским правительством. В 1971 в Китае побывало 32 делегации из США. В 1972 состоялся первый визит в Китай американского президента Р. Никсона, положивший начало процессу нормализации отношений между двумя странами. В 1974 была выдвинута «теория трех миров», обосновывавшая сближение КНР с США и Западом тем, что якобы «американский империализм» уже не представляет для развивающихся стран такой опасности, как Советский Союз. Поэтому народы всего мира должны блокироваться в борьбе именно с этим, «самым опасным», противником.

В октябре 1971 были восстановлены права КНР в ООН (одновременно Тайвань был исключён из этой организации), что позволило окончательно преодолеть ВП изоляцию.

Дэн Сяопин. В 1945 был назначен секретарем Коммунистической партии Китая. В 1952, после победы коммунистов, Дэн был назначен вице-премьером, а в 1954 генеральным секретарем КПК. Мао и Дэн разошлись во мнениях о путях развития экономики Китая. Мао надеялся, что быстрый экономический рост будет достигнут за счет мобилизации усилий трудящихся масс при минимальном привлечении современной техники и отказе от частного предпринимательства. Дэн был сторонником неприемлемой для Мао «прагматической» линии. В результате в ходе «культурной революции» 1966–1969 Дэн и его сторонники стали жертвами репрессий. В 1973 он был реабилитирован и назначен заместителем премьер-министра, а в 1975 – заместителем председателя ЦК КПК, членом Политбюро и начальником Генерального штаба. После смерти Чжоу Эньлая в январе 1976 т.н. «банда четырех» (там жена Мао, его зять и еще двое типичных китайцев) отстранила Дэна от власти. Когда в сентябре 1976 не стало Мао, «банда четырех» потеряла власть и в июле 1977 Дэн вернул себе все посты в руководстве. После провала «большого скачка» на него была возложена обязанность восстановления хозяйства страны.

Источник

Поделиться с друзьями
Блог о здоровье и полезных жизненных советах