Полонез это народный танец или нет

Полонез это народный танец или нет

Полонез называют «королем маршей» за его грациозность, торжественность и величие. Этот танец был обязательной частью придворных балов. Без него не обходились важные торжественные мероприятия у монарших и королевских особ. Он как будто был создан для демонстрации собственного блеска и славы, чем и заслужил особую любовь королей. Где он зародился и как завоевал звание открывающего придворного танца, расскажем на этой странице.

Что такое полонез. Особенности танца

Это танец-шествие, неспешный и сдержанный. Чтобы понять его особенности, предлагаем подключить воображение. Представьте себе большой богато украшенный зал, по сторонам которого стоят все присутствующие. Середина помещения пуста, но ненадолго. Звучит торжественная музыка и процессия начинается. Мужчины и женщины парами выходят в зал, медленно продвигаются по нему, все время ориентируясь на первую пару. Именно она задает характер танца.

Но вот шествие, полное грациозности и достоинства, заканчивается. Танцующие переходят к исполнению следующих фигур. Партнеры кружатся вокруг своих партнерш, затем они на время расходятся и меняются парами. После этого все пары выстраиваются в линию и поднимают сцепленные руки вверх. Образуется своеобразный тоннель, сквозь который проходит сначала первая пара, затем вторая и т. д.

Итак, что делает полонез таким особенным:

торжественность и степенность в каждом движении;

это танец-импровизация, где ведущую роль играет первая пара;

приверженность ритуалам и правилам. Так, полонез начинается с ритурнели или музыкального вступления. Только после этого первый кавалер приглашает всех к танцу;

простая хореография. Хотя простой она кажется лишь на первый взгляд. Не все способны держать осанку на протяжении длительного времени и наполнять каждое па грациозностью и изяществом.

История полонеза: польская культура

На протяжении долгого времени не существовало единой точки зрения на вопрос происхождения полонеза. Одни специалисты считали, что танец имеет французские корни, другие – что в нем чувствуются испано-арабские традиции. Верной в своих рассуждениях оказалась третья сторона, по мнению которой «виновницей» зарождения полонеза можно считать Польшу.

Впервые о польских танцах заговорили в середине XVI века. При этом термин «польский танец» использовали исключительно иностранцы. Сами поляки свои пляски называли венгерскими, скорее всего, в честь Стефана Батория, который был венгром.

Танцевали в Польше все: от простого народа до монарших особ. Среди всех стилей особенно выделялся «Танец Великий», который и считают прародителем полонеза. Его отличительной чертой была торжественность. Только представьте себе колонну воинов, исполняющих оригинальные шаги с чувством достоинства и горделивости. Именно воинов. Есть мнение, что первоначально танец был исключительно мужским и предназначался для демонстрации уверенности в себе, а также для восхищения прекрасных дам. Насколько это соответствовало действительности, специалисты затрудняются сказать. Но в одном они сходятся: полонез всегда был полон торжественности и внутреннего достоинства.

У польской аристократии было особое отношение к полонезу. Шляхта — так называли привилегированное сословие Королевства Польского — считала этот танец чуть ли не единственным достойным монарших особ. И неважно, что основа движений была «подсмотрена» в народной культуре. Кто об этом будет говорить, когда в каждом па танцующих пар чувствуется влияние придворных танцев, и главным образом — куранты и менуэта французского происхождения.

Торжественное шествие по Европе

Появлению полонеза в других европейских странах мы обязаны Станиславу Лещинскому, которого поляки прозвали королем-благодетелем. Будучи в Стокгольме, он продемонстрировал свое умение танцевать в оригинальном стиле, чем и вызвал всеобщее восхищение. Произошло это в 1711 году — полонез начинает распространяться по королевским дворам Франции, Германии, Швеции и других стран, включая Русское царство.

Но просто танцевать полонез для европейской аристократии было скучно. По крайней мере, так считали придворные танцмейстеры. Они меняли хореографию, добавляли новые элементы, придавая танцу неповторимый национальный шарм.

Полонез очень прочно обосновался в придворной культуре королевских семей. Без него не обходилась ни одна свадьба, бал или официальное мероприятие. Его танцевали несколько раз за вечер, торжественно шествуя парами по кругу.

В конце XVIII века полонез вернулся в Польшу и стал ее символом. Он мало напоминал первоначальный вариант танца, который когда-то отправился в путешествие по европейским дворам. Изменился ритм, появилось музыкальное сопровождение вместо вокального, танцевальный наряд предстал в новом обличии: в моду вошло европейское платье.

Одновременно с этим особый интерес к танцу стали проявлять композиторы. Они сочиняли мелодии для сопровождения полонеза, которые впоследствии стали больше использоваться на концертах, а не на танцевальных раутах.

Закат полонеза

Век XIX сменяет XVIII. Меняются вкусы аристократии, меняется культура и представление о прекрасном. Но полонез продолжает жить. Правда, в музыке появляются более меланхоличные тона, а ее торжественность привлекает исключительно старое поколение, которое живет традициями ушедших лет.

Хоть полонез и занимал место первого танца, его популярность стала угасать. Сейчас увидеть пару, исполняющую традиционный польский танец можно на выпускных балах и костюмированных представлениях, посвященных реконструкции ушедших эпох.

История полонеза в России

Польский танец, а именно так чаще всего называли полонез в России, пришелся к императорскому двору весьма кстати. Представители высшего сословия стали исполнять его еще при Петре I, который очень любил этот танец. За что? За возможность продемонстрировать богатства императорских залов. Современники того времени в своих мемуарах даже описывали, как гости обходили залы, все комнаты и лестницы. Эта особенность танца и дальше использовалась, чтобы показать всю роскошь дома хозяина бала.

При Петре полонез редко был открывающим танцем. Обычно ему предшествовал танец-поклон. Эту традицию продолжила Екатерина Великая. Она также отвела полонезу вторую роль, отдав предпочтение менуэту. Польский танец стал открывающим на балах при Павле Петровиче. При этом первыми парами во время исполнения обязательно выступали представители рыцарского ордена.

Примечательно, что в России полонез существовал в двух вариациях: обычной и церемониальной. Церемониальный был частью свадебного празднования, а обычный – любого бала.

Любовь к полонезу среди российской знати прослеживается плоть до начала XX века. Под влиянием придворного этикета танец менялся, но его торжественность и степенность никуда не исчезли. Эти черты стиля усиливали положение императора в обществе и подчеркивали его стать и величие.

Интересные факты

Название «полонез» было придумано лишь в XVIII веке за пределами Польши. Сами поляки называли свой танец стародавним. Чуть позже в обиход вошел термин «Taniec polski» или «Танец Польский». Под таким именем он и был больше всего известен у себя на родине.

Никакой музыки, исключительно пение самих танцоров сопровождало полонез на заре своего рождения вплоть до конца XVIII века. Лишь потом появилась инструментальная музыка, без которой сложно было представить исполнение танца на королевских торжествах.

Бал, посвященный празднованию 300-летия Дома Романовых в 1913 году, открывался полонезом. В качестве музыкального сопровождения выступала музыка Глинки. Танец длился почти 20 минут. За это время танцующие пары совершили 3 тура по залу.

И все-таки: шляхты позаимствовали у простого народа движения для полонеза или наоборот? Это вопрос остается открытым среди специалистов. Существует мнение, что простые поляки весьма благосклонно встретили новый танец и создали на его основе незатейливый вариант исполнения под названием «chodzony».

В России полонез особенно любили русские офицеры.

Бал, посвященный дню свадьбы Петра III и Екатерины Великой, длился всего 1 час. Все это время гости танцевали одни полонезы.

И мужские, и женские костюмы, в которых исполняли полонез, отличались богатством и роскошью. Для их изготовления использовались дорогие ткани – золоченая парча, бархат и атлас. Обувь была красного или золотистого оттенков.

Известные полонезы

«Прощание с родиной» Михаила Огинского, польского композитора. Другое название этой композиции «Полонез Огинского». Эта достаточно известная мелодия была написана в 1794 году. При каких обстоятельствах точно неизвестно. Но существует версия, что Огинский написал ее, уезжая из Речи Посполитой. Интересно, что в Беларуси «Прощание с родиной» хотели сделать гимном страны, но комиссии мелодия показалась слишком сложной.

Читайте также:  Русская народная песня дуня слушать

Полонез из оперы « Жизнь за царя » Михаила Ивановича Глинки. Впервые это произведение было представлено на суд публике в 1836 году. Музыка настолько понравилась представителям высшего круга, что ее стали использовать практически на каждом балу, когда предстояло исполнять полонез.

Полонез из оперы « Евгений Онегин » Петра Ильича Чайковского впечатляет пышностью, торжественностью и блеском. Слушая его, начинаешь понимать, почему представители российского императорского двора так любили польский танец.

Такова история полонеза, ставшим главным танцем на европейских балах. В нем заключена история многих стран, включая Россию. Ведь танцевальные традиции – это в первую очередь отражение нравов и обычаев, характерных для ушедших эпох. Если вы хотите знать, что из себя представляло великосветское общество в XVII — XIX веках, просто посмотрите на исполнение полонеза. Этот танец расскажет о многом.

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

Видео: смотреть Полонез

Источник

Зарождение польского танца

Развитие и формирование польского танца

Когда полонез сформировался как танец, которым мы его знаем

Примерно к 17 веку полонез проникает уже среду высшего сословия и дворянства, и конечно же, он приобретает более степенный, более величавый, торжественный характер. К 18 веку к нему добавляются еще и чувства национальной гордости, патриотический оттенок, который мы видели в мазурке. То, что связано с событиями, переживаемыми Польшей, стремление дворян сохранить своё достоинство, и показать максимально свою гордость. Представить себя в лучшем виде, достойными своей Родины.

Распространение танца по Европе

Из польских салонов, и из польской столицы танец видят представители других дворов Европы, и так постепенно танец разносится и становится постепенно популярным в других странах. Ну конечно же, чтобы приобрести все европейскую популярности, ему надо было обязательно попасть в тогдашнюю столицу Европы, образно говоря это был Париж. В Париже балетмейстеры быстро подхватывают этот новый танец, и приспосабливать его от для танцев высшего сословия. Для аристократических кругов танец полонез оказывается настоящей находкой, и французы узнают и запоминают его как польский танец (по-французски полонез) и с этим названием данный танец обретает вся Европа.

Полонез теряет свою строгость, величавость в восемнадцатом веке. Во Франции 18 века он приобретает больше характера и становится более изысканным, более утонченным, более если угодно куртуазным. Это уже возможность показать себя блеснуть перед дамой, и перед высшим обществом. Чем объясняется популярность полонеза, то что там по сути надо было выучить один только шаг, чтобы уметь танцевать. Этот танец, на все случаи жизни, и вся суть танца, вся изюминка заключалась не только в умении исполнять шаг, и не столько в нём, сколько в умении показать себя в этих простых шагах. Не сложные комбинации позволяли раскрыть себя, показать свое преимущество и превосходство перед другими кавалерами, блеснуть перед своей дамой.

Главенстувующая роль первой пары в Полонезе

Большое внимание уделялось именно импровизационному моменту, который возлагался на выступление первой пары. Обычно это могли быть или хозяин и хозяйка бала, или какие-то почетные гости, и вся главная роль, главная задача возлагалась на первого кавалера. По традиции его называли Маршал. Вот этот Маршал и придумывал новые фигуры, чтобы отличиться от предшественников, показать свою фантазию, свою выдумку. Это могли быть различные гирлянды, змейки спирали, переплетения, и другие всевозможные фигуры полонеза. Причём фигуры должны быть придуманы так, чтобы никто не сталкивался, чтобы всё было просчитано.

Становившийся во главе колонны старался превзойти своего предшественника небывалыми комбинациями, фигурами которые заставили восхищаться, показывая свои искусство, оправдывая взятую на себя роль, придумывая фигуры самые сложные и запутанные. Однако выполнялись эти танцевальные фигуры так точно, что можно было быть уверенным, что живая лента из танцующих на все лады, извивалась, но никогда не разрывалась на скрещении, и не происходило никакого вмешательства, толкотни и других эксцессов.

Появление полонеза в России

В России полонез стал известен примерно с петровских времен, уже с первой четверти 18 века. В течение 18 века он все набирает свою популярность. Также как и в других салонах Европы его называли, по аналогии с французами, польским танцем, или как еще его называли «ходячий разговор». Как мы бы сейчас сказали, полонез стал форматом общения.

Полонез в профессиональном творчестве композиторов

Тема Полонеза, музыка Полонеза начинает активно использоваться в профессиональной музыке. Композиторы перерабатывают эти мотивы для передачи различных состояний и настроений. Конечно поначалу полонез это выражение национальной гордости и национального достоинства. Удивительно, что прежде всего к нему обращаются польские композиторы, потому что именно полонез сыграл важную роль в становлении польской самобытной музыкальной культуры. К нему обращается Карпинский, Огинский и другие именитые композиторы. Вершиной творчества в жанре полонеза является конечно полонеза Шопена.

Русские композиторы обращаются к полонезу, в первую очередь, для раскрытия польской тематики в операх и балетах. Глинка, и другие композиторы используют тему полонеза. Например Глинка в опере Иван Сусанин, полонез в Опере Борис Годунов, Война и Мир и Евгений Онегин и другие произведения, которые иллюстрируют русскую жизнь, полонез играет вполне самостоятельную роль.

Полонез огинского ноты

Представляем вашему вниманию самый популярный полонез в истории. Полонез польского композитора Михаила Клеофаса Огинского.

Слуашть полонез Огинского онлайн

Источник

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Рубрики

Поиск по дневнику

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

Полонез. История танца. Основные особенности.

Полонез. История танца. Основные особенности.

. полонез вовсе не был банальным и бессмысленным променадом;
он был дефилированием, во время которого все общество,
так сказать, приосанивалось, наслаждалось своим лицезрением,
видя себя таким прекрасным, таким знатным,
таким пышным, таким учтивым.
Полонез был постоянной выставкой блеска, славы, значения.

Полонез – танец истинно рыцарский, танец, в котором каждый жест кавалера подчеркивал его преклонение перед прекрасной дамой. Это было своеобразное объяснение в любви, но объяснение не страстное, а сдержанное, исполненное большого внутреннего достоинства и такта.

Родившись в Польше, полонез, по мнению польской аристократии, был единственным танцем, пристойным для монархов и сановных особ. В качестве торжественного шествия воинов «польский» был известен еще в шестнадцатом столетии. Французский двор знакомится с ним в 80-х годах XVII века. Но еще до этого полонез встречается в средневековых сборниках лютневых пьес.

В России танец назвали и полонезом, и польским. Лист объяснял название танца так: «Он абсолютно лишен быстрых движений, подлинных pas в хореографическом смысле слова, трудных и единообразных поз; он создан скорее в целях дать образ кичливости, чем обольщения, он имел своим назначением (характерное исключение!) отметить мужчину, выставить напоказ его красоту, его щегольской вид, его воинственную и вместе с тем учтивую осанку. Даже само название танца по-польски – мужского рода (Polski – польский). Только по очевидному недоразумению переводят его словом женского рода (Polonaise)».

Мужские костюмы прошлого не уступали дамским не только по богатству убранства, но и по изысканности вкуса – тяжелая золоченая парча, венецианский бархат, атлас, мягкие пушистые соболя, сабли с золотой насечкой, кроваво-красная или золотистая обувь. «Без рассказов стариков, – писал Ф. Лист, – поныне носящих старинный национальный костюм, и их показа нельзя было бы представить себе все многообразие нюансов и выразительную мимику при исполнении полонеза, который в давние времена скорее «представляли, чем танцевали». Никогда не носившим эту одежду трудно усвоить манеру держаться, кланяться, передать все тонкости движений во время танца. Играя разнообразными аксессуарами, неспешно жестикулируя, шляхтичи наполняли «польский» живым, но таинственным содержанием. Особым искусством считалось умение грациозно снимать и перекладывать из одной руки в другую шапку, в складках бархата которой сверкали алмазы.

На европейских балах XVIII века первая пара задавала движение, которое повторялось затем всей колонной; поэтому рисунок и тональность полонеза во многом зависели от устроителя праздника. Начавшись во дворце, полонез мог продолжаться в саду или в отдаленных гостиных, где движения становились более раскованными. Но по возвращении в зал главный танец вновь являл свою необычайную торжественность и церемониальность. «Все общество, так сказать, приосанивалось, наслаждалось своим лицезрением, видя себя таким прекрасным, таким знатным, таким пышным, таким учтивым. Полонез был постоянной выставкой блеска, славы, значения».

Душою ассамблей петровского времени был генерал-прокурор Ягужинский, который не только превосходно танцевал, но и придумывал новые танцевальные композиции. Одна из них, исполненная на ассамблее у барона Шафирова, длилась более часа. Начавшись с англеза, танец перешел в польский и т. д. Когда все известные фигуры были исполнены, он поставил всех в общий круг и предоставил своей даме – госпоже Лопухиной начать исполнение фигур, которые по порядку должен повторять за ней, а кавалер следующей пары в свою очередь выдумывал что-то новое и так до последней пары.

Читайте также:  Ушинский реформирование народной школы

При Екатерине Великой каждое воскресенье при Дворе устраивался бал, который начинали менуэтом Великий Князь и Великая Княгиня. После них придворные и офицеры гвардии (из армейских не ниже полковников) танцевали менуэт, полонез или контрданс. Все дворянство имело право быть на этих балах, не исключая унтер-офицеров гвардии, только в дворянских мундирах.

Император Павел Петрович открывал балы во времена своего царствования полонезом, первые пары которого начиная с 1798 года составляли наследники традиций одного из старейших рыцарских орденов – Мальтийского. Для истинных рыцарей – рыцарский танец.

Полонез один из немногих танцев восемнадцатого столетия, который благополучно «прошествовал» из одного столетия в другое, не потеряв в пути своего достоинства и великолепия. Словно закаленный в сражении воин, полонез не сдался, сумел выстоять под натиском все более набирающих популярность вальса и мазурки. При этом он оставался одним из любимых танцев русских офицеров, которые, как известно, царили не только на бранном поле, но и на балу.

В XIX веке полонез прочно занял место первого танца, заменив менуэт, который теперь оживал в бальной зале лишь на костюмированных балах или в качестве дивертисментного номера.

При Императоре Николае Павловиче, истинном «рыцаре самодержавия», полонез приобрел новое содержание, став не только императорским, но и имперским танцем, во время которого все подчинялись единому порыву, составляли единое целое. Объединяя всех присутствующих, полонез не терпел нарушения строгой иерархии в порядке следования пар. В первой всегда шествовал Император со своей партнершей. Согласно воспоминаниям современников, в наружности Николая Павловича, в его осанке, во всех манерах была какая-то чарующая сила, подчинявшая окружающих его влиянию.

Поэтическое прозвище Александры Федоровны – Лалла Рук. Именно под этим именем увековечена Императрица в ранней редакции VIII главы «Евгения Онегина» А.С. Пушкина:

Когда в умолкший, тесный круг,
Подобна лилии крылатой,
Колеблясь, входит Лалла Рук.
И над поникшею толпою
Сияет царственной главою,
И тихо вьется и скользит
Звезда – Харита меж Хари.

Полонез, по мнению В. Михневича, «как по своей церемонности, так и по идее. чрезвычайно образно и пластично символизирует первые акты сближения полов, ухаживанья и любви, а потому и является совершенно естественной, целесообразной интродукцией бала» (1,2). Далее автор поясняет, что в Польше полонез действительно совпадал с началом бала и встречей танцующих. Пока дамы готовились к танцам в задних покоях, кавалеры ожидали их в зале, проводя время в беседах за бокалом вина. В назначенное время двери танцевальной залы распахивались и под звуки музыки дамы представали перед кавалерами; те, в свою очередь, избирали себе пару по вкусу и начинали полонез, или «ходячий разговор».

В основе полонеза – ритмический изящный и легкий шаг, который «сопровождался неглубоким и плавным приседанием на третьей четверти каждого такта. В танец входили также реверансы и поклоны. В полонезе нет сложных хореографических украшений, замысловатых движений и поз. Но вместе с тем ни один танец не требует такой строгой осанки, горделивости и собранности, как полонез» (3,4). Исключительной отточенностью движений отличался кавалер первой пары, примеру которого следовали все остальные. Хозяин дома открывал бал не с самой молодой или самой красивой, но с самой почтенной дамой. Вслед за ними начинали движение, вступали в танец лучшие из представителей собравшегося общества, поступь и осанка которых вызывали восхищение всех приглашенных.

У Ф. Листа находим и яркое описание полонеза: «Длинной змеей с отливающими всеми цветами кольцами веселая толпа, скользя по паркету, то вытягивалась во всю длину, то свертывалась, играя в своих извивах разнообразнейшими цветами; глухо звенели золотые цепочки, волочащиеся по полу сабли, шуршали великолепные шелка, вышитые жемчугом, сияющие алмазами, украшенные бантами и лентами. Издали доносился веселый говор, подобный шуму вод этого пламенеющего потока» (5,6,7). Размеренный и благородный характер танца сохранялся неизменно. «Что он выражает? – Нечто патетически праздничное в связи рыцарственной и тонкой вежливостью. » (8,9).

Гости знакомились друг с другом, хозяева же, открывая свой бал полонезом, давали возможность несколько опоздавшим гостям присоединиться к общей веренице. Иногда программа бала включала в себя несколько полонезов. Это было характерно, например, для свадебных торжеств. Несколько полонезов (которые могли следовать один за другим, но не более трех раз подряд) предоставляли возможность виновникам торжества оказать внимание большему количеству приглашенных. На подобных вечерах полонез мог предшествовать ужину, и тогда участники полонеза, не прекращая танца, двигались в столовую.

В XIX веке рисунок полонеза стал еще более графичен и лаконичен. Движения танца не отличались особой сложностью, и казалось, полонез весьма прост в исполнении, но это было обманчивое впечатление. Пожалуй, ни один танец не исполнен столь глубокого смысла и не требовал от кавалеров и дам такой утонченности манер, строгой осанки, как полонез.

Начало полонеза ознаменовывалось ритурнелем – музыкальным сигналом к началу танца, после которого дирижер, встав у конца залы, подавал правую руку своей даме, формируя с ней первую пару. За ними строились остальные пары – либо по порядку, заранее назначенному (как это часто бывало на официальных балах), либо в случайной последовательности. Иногда в первой паре выступал хозяин дома с самой почетной дамой, а во второй паре – хозяйка с самым почетным кавалером, которому хозяин мог уступить право «вести польский» (муж и жена не могли танцевать в паре, так как это считалось дурным тоном). Хозяева дома могли и не участвовать в танце: заняв видное место, они приветствовали гостей. Так поступила хозяйка дома и устроительница костюмированного бала в романе Б. М. Мар-кевича «Перелом»: «Приветливая, оживленная, еще прекрасная вопреки годам, окруженная высшими особами России, она стояла теперь в глубине танцевальной залы «интимного» этажа своего роскошного обиталища и, поощрительно улыбаясь слегка прищуренным взглядом и красивыми устами, смотрела на стройные пары костюмированных лиц, проходившие под торжественные звуки полонеза мимо места, занимаемого ее кружком. Пары скользили одна за другою. »

Как танец с периодическими фигурами полонез требовал участия дирижера-распорядителя. В первой половине XIX века наиболее известными фигурами полонеза были «две колонны», «кресты», «лабиринт», «гирлянда», «змеиные линии». В 1825 году танцмейстер Петровский сетовал по поводу одной из фигур полонеза: «Не знаю, кто выдумал фигуру, дабы все пары проходили под руками впереди стоящих: в Польше она не употребительна и, кажется, мало имеет благопристойности. Поднимать руки над головами других, по большей части старших себя возрастом и достоинством и заставлять их сгибаться не слишком благородно и приятно» (10,11).

В полонезе XIX века появилась новая деталь: теперь нередко первая пара задавала фигуры, которые должны были повторять остальные; пары сохранялись несколько кругов, затем происходила смена партнеров, причем право выбора предоставлялось даме. Таким образом, последующие «колена» полонеза превращались в белый танец. Смена танцующих в первой паре вела к постоянным вариациям танцевальных фигур.

На балах, где присутствовали император и императрица, порядок построения пар несколько отличался. Полонез превращался в настоящее священнодействие.

В первой половине XIX века «на придворном бале во Дворце император шел в первой паре со старшей дамой – женой одного из великих князей. Во второй – великий князь с императрицей. Если бал проходил в аристократическом особняке, где присутствовала царская чета, император, открывая бал, шел в первой паре с хозяйкой дома. Во второй паре – хозяин дома с императрицей».

Будучи церемониальным танцем и увертюрой бала, полонез не располагал к интимным разговорам. «Холодный польский» не позволял открывать душу и делиться сокровенными переживаниями. Неслучайно полонез как олицетворение победы разума над чувствами не мог помочь писателям для раскрытия психологии героев – другие танцы «предоставляют» больше возможностей для передачи внутреннего состояния, переживаний конкретного человека. В художественных произведениях подробное описание полонеза встречается редко, одно из исключений – польский в романе Л. Н. Толстого «Война и мир», которым Александр I открывает бал:

Читайте также:  Чем разморозить солярку в баке народные средства

«Вдруг все зашевелилось, толпа заговорила, подвинулась, опять раздвинулась, а между двух расступившихся рядов, при звуках заигравшей музыки, вошел государь. За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли польский, известный тогда по словам, сочиненным на него. Слова эти начинались: «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас». Мужчины стали подходить к дамам и строиться в пары польского.

Все расступились, и государь, улыбаясь и не в такт ведя за руку хозяйку дома, вышел из дверей гостиной. За ним шли хозяин с М. А. Нарышкиной, потом посланники, министры, разные генералы, которых, не умолкая, называла Перонская. Больше половины дам имели кавалеров и шли или

На великосветском балу.

Рисунок П. И. Челищева. 1840-е.

приготовлялись идти в польский. Наташа чувствовала, что она оставалась с матерью и Соней в числе меньшей части дам, оттесненных к стене и не взятых в польский. Она стояла, опустив свои тоненькие руки, и с мерно поднимающейся, чуть определенной грудью, сдерживая дыхание, блестящими испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская, – у ней была одна мысль: «Неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцевать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: «как мне хочется танцевать, как я отлично танцую и как им весело будет танцевать со мною».

Звуки польского, продолжавшегося довольно долго, уже начали звучать грустно – воспоминанием в ушах Наташи. Ей хотелось плакать.

Наконец государь остановился подле своей последней дамы (он танцевал с тремя), музыка замолкла. »

Постепенно полонез упростился – из него исчезли практически все фигуры, что превратило его в торжественную прогулку. Причем вереница пар могла покидать бальную залу и шествовать по прилегающим помещениям. А. Я. Булгаков писал брату: «Случилось, что польский этот долго продолжался, потому что государь жаловался на жар, а потому начинавший польский Гедеонов повел оный по коридору и другим залам» (15,16).

Одно из описаний начала бала мы находим и в мемуарной литературе. Так, графиня Шуазель-Гуффье вспоминала бал в Вильне, на котором император Александр I получил известие о вторжении наполеоновских войск в Россию: «Со свойственной ему любезностью государь согласился и пригласил на полонез г-жу Бенингсен, исполнявшую роль хозяйки бала, затем он танцевал с г-жой Барклай-де-Толли, потом со мной, и при звуках музыки мы поднялись в главную танцевальную залу, обширную и ярко освещенную» (17,18).

Наиболее яркое описание придворного полонеза принадлежит Т. Готье, который восхищался балом в Зимнем дворце во времена правления Александра И. Готье был поражен не только великолепием обстановки, богатством туалетов и украшений, но и хореографическим мастерством дам и кавалеров, участвовавших в торжественном шествии: «В России балы при дворе открываются полонезом. Это не танец, а нечто вроде процессии, имеющей свой ярко выраженный особый колорит. Присутствующие теснятся по сторонам, чтобы освободить середину бального зала, где образуется аллея из двух рядов танцующих. Когда все занимают свои места, оркестр играет музыку в величественном и медленном ритме и процессия начинается. Ее ведет император, дающий руку княгине или даме, которой он желает оказать честь. За императорской семьей шли офицеры высшего состава армии и охраны дворца, высшие должностные лица, каждый из которых подавал руку даме. Процессия продвигается, и к ней присоединяются новые пары,- какой-нибудь господин отделяется от ряда зрителей, подает руку даме, стоящей напротив, и новая пара пускается в путь, замедляя или убыстряя шаги, в ногу с теми, кто идет впереди. Наверное, не так-то просто идти, касаясь друг друга лишь кончиками пальцев, под огнем тысячи глаз, с такой легкостью становящихся ироничными: здесь видны как на ладони самая малая неуклюжесть в движениях, самая легкая неуверенность в ногах, самое неуловимое непопадание в такт. Военная выправка спасает многих, но какая трудность для дам! Однако большинство превосходно выходят из положения, и о многих из них можно сказать: „Et vera incessu patuit dea» (Слова римского поэта Вергилия: «Богиню видно по походке»). Женщины шествуют под перьями, цветами, брильянтами, скромно опустив глаза или блуждая ими с видом совершенной невинности, легким движением тела или пристукиванием каблука управляя волнами шелка и кружев своих платьев, обмахиваясь веерами так же непринужденно, как если бы они прогуливались в одиночестве по аллее парка. Пройти с благородством, изяществом и простотой, когда со всех сторон на вас смотрят! Даже большим актрисам не всегда это удавалось!» (19,20,21).

Полонез считался танцем, наиболее соответствующим положению императора, причем за время танца он мог сменить нескольких партнерш. Современники отмечали, что никто и не мог танцевать полонез лучше, чем государь Николай I. А. де Кюстин замечал: «В течение двух или трех часов государь танцует полонез с дамами императорской фамилии и свиты, причем удивительно, как толпа, не зная, в какую сторону направятся танцующие во главе с императором, все же расступается вовремя, чтобы не стеснить движение монарха» (22,23).

Со второй половины XIX века этикет позволял императору танцевать полонез в первой паре с императрицей, иногда им предшествовал церемониймейстер со статс-дамой. Николай II чаще всего исполнял полонез с супругой Александрой Федоровной. Вот какое описание Большого бала, состоявшегося 11 января 1896 года в Николаевском зале Зимнего дворца, опубликовала «Всемирная иллюстрация»: «Бал открылся полонезом. В предшествии церемониймейстеров, обер-церемониймейстера и статс-дамы светлейшей княгини Голицыной шел государь под руку с императрицей Александрой Федоровной, великие княгини с великими князьями. Затем при дальнейших турах пары переменялись: второй тур государыня проходила с турецким послом, государь с супругой французского посла; третий тур – государыня с французским послом, государь с супругой германского посла» (24,25).

Во время празднования трехсотлетия Дома Романовых в 1913 году в Санкт-Петербурге состоялся бал в Доме дворянства. Вскоре после его проведения был опубликован доклад, в котором говорилось: «После представления государю императору депутации с.-петербургского дворянства бал открылся полонезом под музыку Глинки из «Жизни за Царя». Играл бальный оркестр лейб-гвардии Преображенского полка. Дирижировал танцами: полковник л.-гв. Уланского ее величества государыни императрицы Александры Федоровны полка М. Е. Маслов и капитан л.-гв. Стрелкового императорской фамилии полка барон Д. Н. Притвиц. Государь император изволил идти в первой паре с супругой с.-петербургского уездного предводителя дворянства В. А. Сомовой, государыня императрица Мария Федоровна–с с.-петербургским губернским предводителем дворянства светлейшим князем И. Н. Салтыковым, государыня императрица Александра Федоровна – с с.-петербургским уездным предводителем дворянства – С. М. Сомовым» (26,27).

Многие выдающиеся композиторы обращались в своем творчестве к полонезу. Бессмертными стали полонезы Шопена и Огинского. Однако самым любимым, как на придворных, так и на частных балах, был польский из оперы М. И. Глинки «Жизнь за царя». Без него не обходилось практически ни одно танцевальное собрание:

«Когда их императорские величества изволили вступить в Николаевскую залу, придворный бальный оркестр заиграл польский из «Жизни за Царя». Бал открыл обер-гофмар-шал Нарышкин в первой паре со старшей статс-дамою, графинею Адлерберг. Государь император изволил шествовать с государыней императрицею. Польский продолжался около 20-ти минут, во время которых сделаны три тура» (28,29).

Роль полонеза состояла не только в представлении гостей друг другу, но и в создании определенной атмосферы: польский помогал настроиться на танцевальный вечер, который требовал большого хореографического мастерства. Кроме того, большое преимущество полонеза заключалось в том, что его могли танцевать пожилые дамы и кавалеры, для которых участие в других танцах не представлялось возможным. Великий князь Александр Михайлович вспоминал один из придворных балов: «Высочайший выход открыл бал. Моя дама была стара и помнила детство моего отца. Наша процессия не была, собственно говоря, танцем в совершенном значении этого слова. Это было торжественное шествие с несколькими камергерами впереди, которые возвещали наше прохождение через все залы Зимнего дворца» (7,30).Автор Кулакова Мария Сергеевна

Источник

Поделиться с друзьями
Блог о здоровье и полезных жизненных советах
Adblock
detector